Не помню, что это был за год: может быть девяносто шестой или седьмой. Думаю, мне лет шестнадцать или около того было. Камчатская зима недели напролет засыпала снегом уставший город. Сугробы выше второго этажа. И там и тут шла борьба со стихией: трактора, грейдеры и шнекороторы, выпуская клубы черного дыма, ликвидировали последствия глубокого затянувшегося циклона. Несмотря на круглосуточный режим работы снегоуборочной техники, некоторые районы Петропавловска оставались порой на несколько суток отрезанными от центра города сошедшими с сопок лавинами. Общественный транспорт не ходил, и поэтому, утром из окна можно было наблюдать интересную картину: подобно пленным немцам, тысячи людей двигались на работу пешим строем длинной серой колонной. Те дороги, которые все-таки удавалось расчистить, быстро становились местом для встреч членов клуба любителей летней резины. Заторы, пробки, аварии…. Пикантности добавляло отсутствие в домах электроэнергии — это танкер недовез на полуостров мазут для ТЭЦ: попал в шторм по пути из Находки.

После школы, а порой и вместо школы, я мчался в морской рыбный порт на «Кристалл». Этот катерок зимовал, пришвартованный к плавучему доку; точь в точь под надписью «Не швартоваться»… На «Кристалле» вахтил второй механик Григорий. Так получилось впоследствии, что встреча с ним полностью поменяла ход моей жизни. Но я естественно тогда этого не знал, и просто приходил посмотреть, как настоящий механик ремонтировал, самый что ни на есть настоящий судовой дизель «3Д12». Григорий рассказывал мне истории про дальние морские плавания, про заграницу и про свою жизнь. Причем повествования проходили безо всякого хвастовства, а так, чтобы я что – то понял; сделал какие – то выводы. Гриня мог прессовать распылители на форсунках, описывая и объясняя происходящий процесс; но становилось при этом понятно, что – то совсем другое: высокое и необъяснимое, никак не связанное с форсунками и дальними странами.
В один из таких дней, когда я шел к Грише, встретил меня на трапе «Кристалла» мужик, одетый в телогрейку.
«Слышишь, воин?!»- Сказал мне он, перегородив дорогу, да так что я напугался даже — «Тебе машина не нужна?!»
«Нужна, а че?» С недоверием ответил я, «А какая машина вообще?»
«Так это — Запорожец, сто рублей мне надо, только он под снегом, вон там».
Странный незнакомец указал рукой на заснеженный пирс. Место, где теоретически мог находиться автомобиль, хозяин точно не вспомнил: по его словам, стоит железный конь там еще с осени. Причем с прошлой.
Из пассажирского салона вышел Григорий, почтено поздоровался с моим новым знакомым, и мы втроем поднялись на верхнюю палубу дока, с которой был виден почти весь порт. «Взрослые» закурили, я топтался возле них, слушая незатейливый разговор.
« Гриша, ну ты же помнишь мой «Запорожец»?» —
« Да помню, Толяныч; машина – зверь!» — улыбнулся Григорий и подмигнул мне, — « Бери, дырчика, по территории будешь учиться ездить, места здесь хватит. И не надо будет убивать мой «Паджерик»»…
Мужик глядел на противоположную сторону ковша, щурясь от солнышка, и показывал пальцем то в одну сторону пирса, то в другую:
« Ну, вот, примерно от сих пор и до сих. Думаю вон там где – то, наверно. Или может, где – то там»… конкретизировал он, почесывая затылок. Было видно, что дядька искренне пытался вспомнить и точно указать место, где надо вести раскопки…
Уходя, человек в телогрейке сказал, что когда я найду и откопаю авто, он вернется, и если меня все утроит, заберет свою сотню. На том и решили. Мужик ушел, оставив мне мятый технический паспорт, и связку ключей от «Запорожца». Я решил незамедлительно раскопать машину.
Как на территории в гектар, в пяти метровом снегу можно найти «Запорожец»? Сейчас расскажу! Я дошел до телефона автомата и позвонил Артему, известному специалисту в области инноваций.
«Здорова, Тёма! Тут такое дело, давай «Запор» на двоих возьмем? Цена вопроса две сотни, только он в порту под снегом, знаешь где «холодильник» стоит, возле морвокзала? Я жду тебя на «Кристалле», сегодня Гриня тут…»
Через час были развернуты поисковые работы, производилась операция «Кольцо», с использованием живой силы и спецсредств: мы с товарищем, плюс два лома на веревках. Процедура проста и от этого гениальна: сидя на сугробе со всего размаха швыряешь в снег лом и контролируешь звук удара. Квадратно — гнездовым методом.
После нескольких часов этого увлекательного занятия, при очередном «замете» мы услышали характерный звук касания лома, обо что-то железное…. Награда нашла героев. Мы бросились копать руками, поднимая кучи снежной пыли. Ветер подхватывал эту пыль, и она искрилась на солнце радугой.
Из окон конторы на нас смотрел, кажется, весь коллектив администрации рыбного порта. На «холодильнике» тоже были люди и с любопытством наблюдали за нами. Пришел даже Григорий, с кружкой кофе. Его улыбка, или может быть ухмылка запомнилась мне навсегда.
Тема первый добрался до крыши автомобиля, в силу большего роста и длинны конечностей.
« Он КРАСНЫЙ!!!» раздался его приглушенный крик, откуда – то снизу.
Я нутром почувствовал, как люди, смотревшие сквозь окна за нашими археологическими раскопками, попадали. Были видны трясущиеся силуэты, которые иногда держались за голову и колотились со смеху. Вскоре в центре образовавшегося кратера появился «Запорожец»! К удивлению, машина была новая с виду, пожарного цвета. Раритет!
С молчаливого согласия Гриши, я сел за руль его «Паджерика», подъехал к сугробу и взял «подснежника» на буксир. Дал натяжечку, а потом рывком выдернул его на расчищенное место. Раздались аплодисменты…. Затем мы сняли из Гришиной машины аккумулятор и присоединили его к нашему раритету. Возле «Запорожца» образовался стихийный митинг, велась активная полемика. Докеры, работники ремонтных мастерских и еще какие – то граждане, обсуждали технические моменты:
-« Знаете, почему у «Запорожца» фары круглые?» — говорил кто – то из собравшихся, « Потому что двигатель в зад вставили…»
Не смотря на шутки – прибаутки, я был горд тем, что люди заинтересованно крутились возле моей машины. Рядом с администрацией порта, в двух шагах, стояли новые японские внедорожники, каждый по цене — соизмеримой со стоимостью небольшого парохода. Но около них – никого не было! Всем был интересен именно ушастолупоглазый «Заз 968А!»
Историческая справка:
Запорожец (он же ЗАЗ, он же Жопорожец, Запежорец, «ЗАЗДА», Зверожопец, Запоршивец) — чудо украинского автомобилестроения. Как и все советские машины, этот автомобиль стал легендой еще при жизни, благодаря совокупности неповторимого дизайна, тонкого стиля и высокой проходимости. Четверо деревенских мужиков, могут запросто перетащить Запор через любое внедорожье. Отсюда и высокая популярность данного агрегата в народе… Конкуренцию «Зазу» на мировом рынке, может составить, пожалуй, только стиральная машина «Малютка»… Автомобиль имеет заднемоторную компоновку, как на «Порше». За характерный внешний вид модель 968 звали в культурной среде: «Смехун»…
Артем сел за руль и вставил ключ зажигания в соответствующее отверстие,… взгляд у него был — как у Гагарина, когда тот впервые увидел ракетоноситель; пот выступил на лбу…. Митингующие замолкли в тревожном ожидании. Трудно поверить, но двигатель завелся с первого раза! Громкий рев пронесся над бескрайними просторами полупустого порта. Вороны сорвались с деревьев и в ужасе улетели. Со стрелы высоченного крана свалился большой сугроб, и снежная пыль закружилась в морозном воздухе. Кто – то даже вздрогнул. Но для меня это был самый приятный звук: звук прикосновения к вечности. В этот миг, начался обратный отчет беззаботной жизни моего первого железного коня.
Автомобиль ревел, дымил, но с места тронуться не мог. Выяснилось, якобы сцепление прикипело, и требуется вмешательство специалиста.… Для ремонтных операций был привлечен человек по фамилии Труп — комментарии излишни. Этот человек умел ремонтировать все, что движется.… После того, как неисправность была устранена, мы разъехались по домам, чтобы на завтра приступить к ходовым испытаниям. Тогда я не знал, что вижу «Запорожца» живым в последний раз.
То тихое зимнее утро, стало переломным в судьбе хохлятского болида.… Пока я был в школе; на площадке, где стояла машина, производились, толи погрузочно-разгрузочные, толи ремонтно — эксплуатационные работы.

Смотри еще:  Громкое Дело - Проклятия Американских президентов

В этих работах, должен был быть задействован портовый кран «Ганс». Естественно «Запорожец» мешал этим смелым планам, потому что стоял прямо на рельсах, по которым обычно перемещается спредер. И когда машинист с начальником по безопасности, не нашли хозяев машины, (т.е. нас) ими было принято решение — переставить помеху «Гансом», раз ее невозможно перегнать.
Как рассказали мне потом очевидцы этого действия, когда мой Запорожец подняли метров на семь от земли,…. из машины выпал двигатель… (видимо Труп что-то не до конца прикрутил). V — Образная четверка с грохотом пробила крышу трансформаторной будки, от которой собственно и был запитан старина «Ганс». Мгновенно исчезло электричество во всем порту. «Груз» завис в воздухе…
Сорок минут, Камчатский Морской Рыбный Порт оставался обесточенным: на подстанции выбило защиту, а электрик как раз ушел на обед. Мобильные телефоны тогда только появились, но далеко не у всех.
Апофеозом жизни моего железного друга, стало триумфальное висение на высоте семи метров.… Я пришел, и с ужасом увидел эту страшную картину. «Запорожец» смотрел на меня своими вытаращенными глазами – фарами, покачиваясь на ветру. В такт этому ритму поскрипывала стрела «Ганса».
Закончилось все еще грустнее, чем начиналось: какой то любитель авто экзотики ночью что- то хотел невозбранно отрезать при помощи бензореза от бедной машины. Над портом раздался взрыв. Никто не пострадал, но надеюсь, что злоумышленник надолго запомнил этот урок. Думаю, только вороны привычно посрывались с веток из-за взрыва, и откуда – то упала снежная шапка, обнажив ржавчину.
А обгорелый остов моей первой машины, до сих пор лежит в самом центре Петропавловска – Камчатского.

Смотри еще:  Когда у нас дома будут голограммы? - Научпок

P.S. Долго меня потом еще не пускали в порт…


 

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru