«Требуется кошачья сиделка и забиралка детей из школы». Так звучат полученные объявления в моем профиле на бирже труда. Можно, наверное, перевести эти «профессии» по-другому, более благозвучно, но суть от этого не меняется. Летом, в период отпусков очень востребована первая из них, а во время школьного года — вторая.

Кошачья сиделка — довольно популярный вид заработка среди пожилых женщин. Они с большим удовольствием подряжаются присматривать за кошечкой, пока ее хозяева находятся в отъезде.

Есть тут, разумеется, и приют для животных, но кошки переживают временное пристанище намного хуже собак. Особенно это касается домашних «невыходящих» кошек. К ним приходят специально нанятые бабушки, и не только бабушки, но и молодые люди. Оплачивается это по моим украинским меркам, довольно щедро: 8 евро в час. Кошачья сиделка заранее обговаривает с уезжающими владельцами животного условия ухода за их питомцем.

Обычно стандартный набор услуг включает:

  • кормление животного;
  • обеспечение его чистой питьевой водой;
  • содержание в чистоте мисочек для еды и воды;
  • гигиена кошачьего туалета;
  • гигиена животного;
  • если кошка принимает лекарства, то регулярная терапия;
  • ежедневное общение с животным.

Оговаривается время и продолжительность работы, и, в соответствии с этим, кошачья сиделка получает аванс. Полный расчет производится только по прибытию хозяев и сдачи им с рук на руки здоровой, соскучившейся по их ласкам кошечки.

Моя знакомая бабушка Лиза наладила целый бизнес. Она пользуется хорошей репутацией и сейчас у нее самый сезон. Лиза, 72-х лет обслуживает несколько кошек, чьи хозяева уехали в отпуск. У Лизы есть маленькая машина, она выполняет объезд своих четвероногих клиентов и зарабатывает порядка 60-70 евро в день.

Забиралка детей из школы

Во время учебного года мне приходилось видеть возле школ пожилых людей в ярких оранжевых или салатово-зеленых жилетах, на которых было написано «школьный сопровождающий». Они вели группки детей, а на переходах красным флажком останавливали транспортный поток.

Я решила, что это официальное лицо, от школы или от магистратуры. Так оно и есть: сопровождающий ведет обычно детишек от школы до ближайшей остановки и присматривает, чтобы каждый ребенок сел на свой автобус. На этом его обязанности заканчиваются.

Забиралка детей из школы — это нечто другое. Их подыскивают на специальном сайте, где есть несколько видов опекунов/ нянек/сопровождающих. Это а) компаньонки и сиделки для стариков, б) сиделки для животных и для их выгула, в) забиралки детей из школы, г) помощники в уходе за двором и садом.

Смотри еще:  ИСТОРИЯ НЯНИ

«Забиратели детей из школы» обычно подряжаются забирать малышей из начальной школы. Здесь чаще всего задействованы неработающие мамы, ну и бабушки с дедушками. Иногда эта работа выполняется на добровольных началах, но чаще — за почасовую оплату.

Обязанности забирателя оговариваются в каждом отдельном случае: кого-то из ребятишек просто встретят из школы и отвезут домой, кого-то посадят дома за стол, разогреют еду и проследят, чтобы ребенок поел. С некоторыми детками еще и погуляют в парке и сделают письменные задания. Опять-таки, оговаривается прием витаминов, лекарств, а также посещение кружков, лечебных процедур и других плановых занятий.

Так вот, моя знакомая бабушка Лиза занимается и этим видом деятельности: забирает деток из школы и даже из садика, развозит их по домам или забирает до прихода родителей к себе домой. Если погода позволяет, идет с ними на детскую площадку. Оплата здесь уже чуть повыше, чем за кошек: от 10 евро в час с носа. Лиза довольна. Налогов с этой работы она не платит.

Компаньон/ка для пожилых людей

Компаньонка, сопровождающая для пожилых людей — это специальность, на которую яучилась и с помощью которой собиралась зарабатывать деньги.

Когда я еще работала в доме престарелых, так получилось, что пара приступов у мужа случилась, когда меня не было дома. Это опасно. Чем дольше продолжаются судороги, тем больше нагрузка на мозг, тем труднее вывести потом человека из сумеречного полусознания. Иногда после продолжительного приступа даже отнимается противоположная сторона тела, и никто не знает, будет ли она функционировать снова.

После очередного случая я уволилась и решила повсюду быть рядом с мужем. Мы надеялись, что так мы сможем если не предотвратить, то свести приступы к минимуму. Врач-нейролог выдал нам справку, что муж не может оставаться больше двух часов без присмотра.

Деньги по неработоспособности

Оставалась, однако, проблема:  по всем признакам мой Инго не подпадал в категорию тех, кто нуждается в постоянном присмотре сиделки или жены. Если бы он имел хотя бы самую легкую степень инвалидности, то я, как супруга-сиделка, получала бы зарплату. Здорово, да? Пусть зарплата и небольшая, но все-таки это был бы стаж и отчисления к пенсии.

Эпилептик, у которого приступы повторяются раз в два-три месяца, признан неработоспособным, но он не инвалид. Его пособие — это не пенсия по инвалидности. А пособие, которое платят мне, тоже — не зарплата сиделки, а лишь временная социальная выплата. Мы, когда получили их, так обрадовались, что не слишком вникали в суть.

Вечного пособия не бывает

Смотри еще:  СТРАШНЫЕ ИСТОРИИ ПИРАТОВ

Нам дали подписать кучу бумаг мелким шрифтом и мы, как водится, их толком не прочитали. Такая невнимательность простительна, ведь мы в таком положении оказались в первый раз. А теперь я получила неожиданно обидное письмо от социальной службы. Мне предъявлены  претензии. Я, дескать, уклоняюсь от поисков работы, на предложения работодателей не реагирую и вообще… получила образование за государственный счет, а сама отсиживаюсь, посвистываю и в ус не дую.

И что самое обидное, я и правда не реагировала на предложения работодателей. По глупости я не потрудилась даже прочесть документы, которые подписала. А прочитать стоило. Меня обязывали не реже раз в месяц отчитываться в поисках работы. Естественно, ее надо активно искать.

Кто не работает, тот тунеядец

Для этого мне организовали профиль на сайте бирже и даже сообщили пароль. Туда уже поступило несколько предложений. А я их все прохлопала. Правда, все они оказались на поверку неподходящими. Некоторые вакансии были в другом городе и те два часа, которые я могу позволить себе раз в день, удлиняются полуторачасовой поездкой на электричке или часовой на машине в один конец.

Другие были смешными: кошачьми сиделками и встречалками детей. Хотя… не так уж плохо быть кошачьей сиделкой, как вы считаете? Взяла себе киску на колени и лазь в интернете, сколько хочешь! Вот только как быть с дурацким гонором интеллигентки с высшим образованием?

Моя гордость не то чтобы уязвлена, но я просто чувствую в себе немного больше интеллекта, чем требуется для кошачьей сиделки. Говорят, это беда всех иммигрантов. Они приезжают в чужую страну с большими амбициями, а в результате их карьера дипломированных инженеров или даже врачей заканчивается, так и не начавшись. Кто идет таксистом, кто нянечкой в дом престарелых. Кто-то — в кошачьи сиделки.

Споры с мужем

Не люблю спорить с мужем. Я вообще плохой спорщик. Не нахожу правильные аргументы, потому что от обиды перехватывает горло и начинает шуметь в ушах. Дело в том, что Инго придерживается точки зрения, что я талантливая, умная и самое смешное — молодая. Нашел тоже девушку. Я-то бабушка уже.

Он никак не может согласиться с тем, что мне предлагают работу, которую тут называют Bimbo-job, то есть — неквалифицированная работа для негров. Он отправляет меня учиться. Государство готово снова оплачивать мое учение, если я приму решение продолжать образование. Я упираюсь всеми четырьмя ногами.

Смотри еще:  РАССКАЗ ЧЕРНОБЫЛЬЦА

Тот, кто уже отучился в школе, университете, поймет меня. Учеба сидит у меня в печенках. И вообще, я сама могу учить, я ж учитель по специальности. Но вот беда — учить немецких детей немецкому, на котором я нет-нет, да и делаю ошибки, я не вправе. Мое второе медицинское образование, которое имеют все выпускники педагогических вузов, я тоже не хочу больше применять. Не получается у меня сочетать больного мужа и больных пациентов.

Уметь дистанцироваться от чужой боли

На курсах в Академии, которые я недавно закончила, нам внушали: врач, слишком сочувствующий больному, должен учиться дистанцироваться от его страданий. Кто лучше, хирург, проливающий слезы от того, то его пациент страдает, или тот хирург, который образного говоря, засучив рукава, хладнокровно делает свое дело? У первого может дрогнуть рука, у второго — все под контролем. Даже собственные чувства.

Те, кто не умеет дистанцироваться, быстро выгорают. Эмоции не успевают пополняться, они не бесконечны. Хорошие чувства надо питать, как костер. Чтобы душа пылала чистым пламенем, в нее требуется подбрасывать дрова, иначе происходит эмоциональное выгорание. Это приводит к душевной глухоте, иногда к физическому коллапсу.

Нечто похожее случилось и со мной: после недели кишечного гриппа в отделении все мои подопечные страдали жидким стулом, я и сама заразилась от них, но на больничный не пошла. В тот день я удивлялась, почему никто, кроме меня не замечает, что пол стал мягкий… просто ноги проваливаются. С трудом вытаскивая ноги из вязкого пола, я смогла все-таки перемыть всех своихобкаканных старичков, переодеть их в чистое, сдать смену и только потом с грохотом свалилась прямо на каталку с пустой посудой.

Я уже писала об этом, не хочу повторяться. Но вот, когда мой родной, горячо любимый муж отправляет меня учиться уже не на сиделку, а на медсестру, я защищаюсь, как кошка, загнанная в угол, шиплю и смотрю злыми глазами.

Если честно, я вполне хорошо зарабатываю на своих авторских статьях. Более того, я могу постоянно быть при муже. Но немецкая бюрократия требует от меня справку с места работы и справку о доходах! Где мне взять легальную справку, если я фрилансер… Ох, мама моя дорогая, придется мне идти в кошачьи няньки!

Как вам такая работа?

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru